Закрыть ... [X]

Связать выпоротый парень


Опубликовано: 25.10.2017, 00:22/ Просмотров: 336

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию

26 октября 2014, 11:20

В большой дорогой машине за всю дорогу мужчина не проронил ни слова. Димка тоже молчал, все еще чувствуя стыд после унижения в детдоме. Но немного успокоившись, он даже задремал. Ехали долго. Наконец, машина въехала в ворота. Димка оказался за высоченным глухим забором перед большим и явно дорогим домом с огромным зеленым двором. Выйдя из машины, мужчина открыл двери дома и пропустил вперед мальчика! "Ого!!! - подумал Димка, - Обстановочка! Я такое только в кино и видел! Неужели я буду жить здесь??? Может все не так уж и плохо!"
- Ну, здравствуй, Дима! Проходи, не стесняйся!
Димка вздрогнул, когда с ним поздоровались. "Чего это он??? Шутит?"
- Здра...здрасьте... - ответил он робко.
- Проходи, проходи, не стесняйся! Да, и разуться не забудь! А то получишь у меня с ходу!
"Получить" с ходу ему совсем не хотелось. Он снял сандалии и, не увидев тапочек, босиком пошел за опекуном в гостиную. Шорты сильно жали ему член. Хотелось поправить его, но он не решался. Обстановка в гостиной словно придавила его своей роскошью. Он озирался, открыв рот.
- Пошли, я покажу тебе твою спальню, а заодно по пути я тебе расскажу, что от тебя будет требоваться!
"Спальня! Наверное, там огромная кровать, большой телек и может даже компьютер!" - опять подумалось Димке, и он поспешил за опекуном.
- Как ты видишь, дом большой, дорогой, много дорогих и ценных вещей! Ко мне приходит экономка три раза в неделю, убирается и готовит еду. Ты будешь сам поддерживать свою комнату в порядке и помогать ей во всем.
"Да... здорово! Я такого не видел никогда!" - мечтательно думал Димка.
- И, конечно же, и мне, и делать все, что я тебе скажу, - продолжал опекун.
- Да... хорошо... Я буду... стараться.
- Если будешь непослушным - последует наказание!
- Наказание...? - вздрогнул Димка.
- Осенью я тебя пошлю в элитную школу, будешь там учиться, но только там большие требования, и ты будешь стараться. Также запишу на разные тренировки, чтобы закалить твое тело, а то оно уж очень щупленькое! Тебе надо закаляться! Поэтому в моем доме тебе будет полагаться минимум одежды! Разуваться будешь возле порога и ходить везде босиком, это полезно. Душ будешь принимать каждый день и после тренировок. В майке ходить только на улице, а дома только в шортах.
Димка внимательно слушал опекуна.
- Босиком? Все время? А может тапочки? А то ведь... неудобно... И шорты... они тесные... очень... - но Димка увидел, как опекун нахмурился, и осекся.
- Тапочек в моем доме нет, и не надо их тебе!!!
- Ну ладно... Босиком, значит босиком... Пусть... если это надо так, - кивнул он.
- А теперь сними майку и повесь ее в своей комнате! Если у тебя в твоей комнате будет бардак - накажу, если найду хоть одну пылинку - накажу! Ах, да, забыл сказать! Душ будешь принимать только холодный, пока лето, купаться будешь во дворе - это полезно для твоего здоровья!
Димка стянул майку. Его комната резко контрастировала с остальными помещениями в доме. Он положил ее на деревянный стул, но, услыхав про бардак, торопливо ее поправил.
- Но... но ведь еще холодно же... во дворе-то... - пробормотал он.
- Май месяц, уже не так холодно - тебе закаляться надо!!!
Димка осматривал простую, но крепкую мебель. Никакого телека, никакого компьютера. Никакой одежды. Стол, стул, кровать и пустой шкаф - вот и все, что там было!
- А там... во дворе? Не видно соседям... или с улицы?
- Нет, не видно. Ну, вроде пока все я тебе рассказал, если вспомню что-то - то скажу! У тебя есть вопросы?
Вопросов у Димки была масса! Ему уже несколько раз грозили наказаниями. "Интересно, как он собирается меня наказывать? Такой и выпороть, наверное, может?" - покосился в раздумьях на него Димка, но спрашивать не решился и помотал головой.
- Молчишь, значит, пока нет! Ну, тогда осваивайся пока, и через полчаса спускайся в столовую, будем обедать.
Он ушел. Димка первым делом стянул с себя тесные шорты. Осмотрелся. "М-да... обстановочка-то спартанская!" - подумал Димка и улегся на кровать. Она была совсем не мягкой. Он посмотрел на вид за окном. Соседних домов не видно. Примерно через полчаса он спустился и робко зашел в столовую.
- Ах, да, чуть не забыл! Ты должен менять свои шортики каждый день, снимать их перед душем и стирать их сам вечером, чтобы они за день успевали высохнуть. У тебя их всего двое, и я хочу, чтобы ты научился бережно к ним относиться!
- Да... я умею... стирать... А как мне к Вам обращаться?
- Можешь называть меня отцом или господином или по имени отчеству! Ну, проходи, присаживайся, бери, ешь! Всегда после еды ты так же будешь мыть всю посуду!
Димка задумался: "Отцом... ну, он же мне не отец... господином... Ну как-то..." - и сел за стол!
- Спасибо... Игорь... Сергеевич, - сказал Димка и начал есть вкусную еду. Такой в интернате не кормили. - Да... я умею мыть. Мы дежурили на кухне там.
- Молодец, а готовить ты умеешь?
- Готовить? Не... не умею, наверное... Не пробовал.
- Тогда будешь помогать мне или экономке во всем, она придет завтра.
- А при ней... мне тоже в шортах в одних ходить? - смущенно спросил мальчик.
- Везде, я же ясно выразился! Или ты немного недопонимаешь? Или придуриваешься?
- Нет... просто... просто как-то... ну хорошо. Буду... в шортах... - понурив голову, сказал Димка.
- Не "ну хорошо", а "так точно" надо отвечать! Ты мне тут одолжения не делай!
- Я... я не делаю... просто... просто я не знаю... Простите... Я... я посуду помою, - Димка вскочил из-за стола и понес тарелку к раковине.
- Так-то лучше, мальчик! - опекун тоже встал и отвесил оплеуху Диме! - Мне говорили, что ты очень послушный мальчик, так что не разочаровывай меня! Как помоешь посуду - пойдешь, польешь лужайку во дворе, а потом придешь и доложишь мне!
Подзатыльник оказался увесистым! "Да! Его лучше не злить", - подумал Димка. Опекун вышел, а Димка вымыл посуду, сходил за майкой, надел ее, спустился вниз и сунул ноги в сандалии. Вышел во двор. Нашел шланг, включил холодную воду и стал поливать лужайку. Черт! Напор получился сильным. Земля с лужайки, смытая струей, попала на машину, да еще смыла что-то с клумбочки. Он убавил напор и благополучно дополивал лужайку. Тем же шлангом помыл грязные ноги и зашел в дом. Снял мокрые сандалии. Отнес майку. Опекун был в гостиной. Остановившись у порога, Димка доложил:
- Я это... я полил... все...
- А ну, подойди сюда? А ты почему весь мокрый, и шорты грязные и мокрые? И следишь в гостиной? Ты не мог ноги вытереть и высушить во дворе?
- Ну, я это... я поливал же... а ноги... я вымыл просто... они чистые... это вода просто...
- Следить в моем доме я не позволю! Быстро тут вытри за собой! А почему шорты все испачкал? Ты аккуратно не можешь поливать? Или ты считаешь, что здесь тебе будет все позволено? Или думаешь, что к вещам можно так безалаберно относиться?
- Я старался аккуратно. Просто там напор большой, - Димка испугано стоял перед ним, опустив голову. Опекун был сильно разозлен. - Я нет... я случайно! Я все сейчас вытру! Сейчас... А где... можно тряпку взять... - робко спросил Дима, уже повернувшись уходить.
- Теперь твои шорты и есть тряпка! Снимай и вытирай ими! Потом постираешь их! Я научу тебя относиться бережно к вещам! Совсем разбалованный ребенок! Давай быстрее! И почему я не слышу слов раскаяния и просьб простить тебя? Или ты думаешь, что ты прав?
Шмыгая носом, Димка торопливо стал снимать шорты..
- Я... я нет... я виноват... простите... я больше не буду... так...
Переминаясь с ноги на ногу, он стоял перед ним, опустив голову, теребя снятые шорты перед собой.
- Давай быстро вытирай тут, а потом будешь просить прощения!
Дима присев, стал вытирать следы своих босых ног своими шортами от входа до гостиной. Он чувствовал на себе его взгляд и чувствовал, что умудрился в первый же день нарваться на неприятности. Закончив протирать, он повернулся к нему, все так же прикрываясь шортами.
- Я... протер... все... Простите... пожалуйста... я буду стараться... честно... - пробормотал он краснея.
- Так, значит, ты просишь прощения? Значит, ты не раскаиваешься! Иди, выстирай теперь свои шорты и принеси ремень, он висит в твоей спальне над кроватью!
- Я раскаиваюсь! Честно! Не надо ремень!!! Пожалуйста! - Димка впервые поднял голову и жалобно посмотрел на него, но он нахмурился еще больше.
- Я что сказал? Или мне повторить тебе? И поторапливайся!
Димка, понурив голову, поплелся стирать шорты. "Ну вот! В первый же день и меня выпорют! Меня никогда не пороли! Только по ладоням тогда! И это было очень больно!" - думал он сам про себя.
Он постирал в ванне шорты и поплелся за ремнем. Кожаный, толстый, тяжелый! Он шлепнул им себя по ладони. Ладонь загорелась, и он потер ее о ногу. "Ого!" Ноги стали свинцовые. Шмыгая и дрожа от страха, он вошел в гостиную. Держа в одной руке ремень, другой прикрывая почему-то снова напрягшийся член, он подошел к нему...
- Вот... пожалуйста... я больше не буду... не надо... - всхлипнул он.
- Запомни, мальчик. Если ты раскаиваешься и просишь прощения, то ты должен это делать, стоя передо мной на коленях, а также и ремень передавать, стоя на коленях! Это воспитательный акт, а не издевательство! Поэтому ты должен сам осознанно просить тебя наказать! Если ты провинился и сам придешь ко мне за наказанием, то ты получишь на 10 ремней меньше, если же провинился и не пришел ко мне сам его просить, а я потом узнаю, то получишь на 20 больше! А сейчас ты получишь 50 ремней! И никаких сегодня тебе шорт - ты не умеешь с ними обращаться!
Димка вздрогнул!
- Пятьдесят??? Нет... пожалуйста!
Он, покраснев, плюхнулся на колени! Было очень стыдно, но порка страшила еще больше.
- Пожалуйста... я раскаиваюсь... не надо... - бормотал он.
- Ты не осознаешь, что ты заслужил строгого наказания?
- Я... я осознаю... - всхлипнул он... - но я... я больше не буду... простите... Я осознал...
Димка понимал, что в его словах нет логики, но он пытался найти хоть какие-то слова, чтобы не выпороли. В волнении он теребил ремень. Подбородок давил ему на грудь.
- Нет, ты не осознаешь, поэтому не просишь наказания, а наоборот, поэтому я добавляю тебе еще 20, итого 70! И если ты сейчас сам этого не осознаешь, то я тебе еще добавлю!
Димка был в отчаянье! "Он неумолим! Мне придется самому просить меня выпороть!" Запинаясь, чужим голосом Димка пробормотал:
- Пожалуйста... я... я провинился... накажите меня... пожалуйста... рем...ремнем...
- Так-то лучше! Ложись на диван, не ерзай и не ори, и не прикрывайся руками! Если прикроешься, добавлю еще 3, если будешь орать, добавлю 5, можешь взять подушку в рот!
Опекун взял ремень из его рук. Дрожа, Димка поднялся с колен. Посмотрел на большой диван. Подошел к нему и медленно, словно он был раскаленный, лег на него. Дрожащими руками взял подушку и уткнулся в нее лицом. Опекун не спешил подходить к мальчику. Димка услышал его уходящие шаги. "Куда это он???" Ожидание было очень томительным. В душе Димка все еще надеялся, что он войдет и скажет подниматься. Что на первый раз он прощен. Хотя и понимал, что шансов на это мало.
"Похоже, мой опекун не привык бросать слова на ветер. Тяжело мне будет, наверное. Все эти правила. Такой дисциплины даже в интернате не было. Да еще и ходить надо в этих шортах тесных и босиком. А если кто-то придет? Экономка эта вот завтра... Господи, хоть бы во время порки никто не приперся! Ну, может он хоть при посторонних не будет меня пороть?" - задумался Димка. Он лежал и ждал. Волнение не проходило! "Ребята, которых пороли, рассказывали, что это очень больно. Да еще надо терпеть и кричать нельзя. А то добавит еще. 70 ударов! Господи, как много-то! И как я выдержу??? А если не смогу? А если он отправит меня назад??? Нет!!! После того, что произошло в интернате, мне теперь назад нельзя! Зачморят ребята", - Димка услышал его шаги и снова задрожал!
Хлопнула дверь. "Наверное, он вышел во двор. А вдруг кто-то пришел? Что же делать? Может спрятаться? Вдруг кто-то войдет и увидит меня тут голого на диване! Нет... Нельзя вставать! А если он один будет, а я встал без разрешения", - напряженно прислушиваясь, он остался лежать.
"Какой он суровый, строгий! И голос такой властный и взгляд". Димка робел, когда он на него смотрел. "Интересно, почему он выбрал меня? И что за школа, в которую он собирается меня отправить? Элитная. Судя по машине и по дому, он богат. Может мне и повезло. А все эти строгости и даже порка, может у богатых так и принято? Но выбора у меня не было! Мне нужно понравиться ему, быть послушным. Тогда может и наказывать не будет. И дальше все сложится хорошо. А если вернет в интернат, там какое будущее меня ждет? Но порка! Порка меня очень пугает! И очень стыдно быть перед ним голым. А он так пристально смотрит. И просить о порке на коленях было ужасно стыдно!" Вспомнив об этом, Димка почувствовал, как член его снова напрягся. "Вот черт! Только этого еще не хватало!" Он поправил его и постарался подумать о чем-то другом. Но ничего не получалось. Хлопнула входная дверь, и он вздрогнул!
- Ну что, Дима, ты готов?
Краем глаза Димка увидел, как он входит в комнату, и снова спрятал лицо в подушку. К Диминому счастью, опекун вошел один!
- Да... - буркнул он. "Значит, не простит!"
- Тогда терпи и будь послушным!
И порка началась! Ремень так впечатывался в Димкину попу, что у него перехватило дыхание! Он вцепился в подушку, но ему удалось утерпеть. Попа загорелась. Первые удары были сильными, но Димка мужественно терпел! Второй удар, третий. На 5-м ударе он невольно ойкнул, попа сама начала ерзать на диване. Опекун не спешил, но бил очень сильно. Димка кряхтел и немного поерзывал, сжимая пальцы ног. Удары продолжали методично ложиться на его голую попу, которая с каждым ударом горела все сильнее и сильнее. Он стал постанывать, а после очередного удара он едва не схватился за попу. К 10-му удару с его глаз потекли слезы! "10!!! Господи! Только 10!" Попа уже горела! "Я не смогу... не смогу... Еще 60! Зря я об этом подумал..."
"11! 12!" - считал он про себя, чувствуя, что виляет попой все сильнее и сильнее. 15-й удар опустился на низ попы, почти по ногам.
- АЙЙЙ!!! - не выдержал он.
После 10-го удара попа сама стала так ерзать, что уже к 15-му удару невозможно было попасть по ней! Это рассердило опекуна! Димкино ухо ухватили железные пальцы, и он оказался на полу, на четвереньках. Голову зажали сильные колени опекуна, и ремень снова начал опускаться на его бедную попу. Ремень теперь ложился вдоль всей попы, иногда попадая между расставленных половинок попы, что приносило еще больше страданий Димке! Попка была уже вся красной! Подушки теперь не было во рту у Димки, и он стал сжимать зубы, чтобы не закричать! Димка перестал считать, это было еще больнее. Он вцепился руками в ноги опекуна и изо всех сил старался сдержать крик. Он вилял попой, пытаясь подставить наименее больное место. Но это ему не удавалось. Ремень больно хлестал по всей попе. Но когда на 20-м ударе ремень стал бить не только по попе, но и по дырочке и ногам - Димка не выдержал! Он заорал истошным пронзительным криком, сам видимо не контролируя себя!
- УУУУ!!!! Не надо!!!! Простите!!!!! Больнооооо!!!!!!! - заскулил Димка, прыгая на коленках и пытаясь вырвать голову.
Димкин крик продолжался, и это раздражало опекуна! Ему это надоело, наконец, тиски разжались, и он отпустил Димку после 25-го удара! От неожиданно отпустивших ног Димка упал на пол и схватился за пылающую попу.
- Дима, прекрати орать, иначе порка будет продолжаться до бесконечности!
- Боольнооо!!!! Простиите!!!!!!! - сидя на полу на коленях, всхлипывал он.
- Хорошо, мальчик, я дам тебе небольшой отдых!
Опекун стоял перед ним такой страшный, с ремнем в руке. Димка хныкал и потирал попу. "Отдых! Только отдых???"
- И не сиди на полу, отдыхать ты будешь в углу! Марш туда бегом!
Он поднялся с пола и, все еще держась за попу, поплелся в угол, на который ему рукой с ремнем указал опекун. Он встал в него, продолжая потирать попу.
- Мальчик, когда ты наказан, ты должен стоять всегда и везде на коленках! Ты меня ясно понял?
И Димка опустился на коленки, все еще шмыгая носом. "Ну, это все-таки лучше, чем порка", - подумал он.
- И я тебе запрещаю дотрагиваться до попы! Поэтому держи руки за головой!
Он послушно убрал руки за голову.
- Через час ты сам встанешь, и принесешь мне опять ремень и попросишь о продолжении наказания! Ты себе это ясно уяснил, мальчик?
"Через час??? Час стоять на коленях? В самом видном углу????"
- Да... - пробормотал он. Повернув голову, он увидел часы. "Господи! Целый час!"
Опекун бросил ремень на диван, а сам ушел в свой кабинет! Дверь в нем осталась приоткрытой, и через нее можно было видеть тот самый угол, но опекун в угол почти не смотрел - он занимался своей работой.
Некоторое время Димка продолжал стоять, боясь пошевелиться. Ежеминутно он смотрел на часы. Они словно остановились. Так медленно двигалась стрелка! Попа продолжала гореть, и ему очень хотелось потереть ее. Прошло 20 минут. Колени стали побаливать, и он стал ерзать. Руки устали. Он опустил локти. Осторожно повернулся. Опекуна в комнате не было. Коридор тоже пуст. Он опустил руки и потер попу. Снова заложил руки за голову. 40 минут! Колени уже прилично болели. Заныла спина. Он снова повернул голову. Никого. Он снова потер попу и опустил ее на пятки. Стало полегче. 50 минут! "Вот почему так иногда наказывали в интернате, заставляя стоять на коленях в кабинете директора!"
"Час!!!!" Димка поднялся на ноги. "Господи!!! Теперь надо нести ремень, просить о порке..." Он потер попу и посмотрел на нее. Жар немного пропал. Она была вся красная, а кое-где проступили синяки. Он взял ремень и поплелся к Опекуну.
Опекун сидел в своем кабинете за столом и перепирал какие-то бумаги, и явно забыл о Димке! На его столе стояло три монитора, на них были какие-то графики и все ежесекундно на них двигалось!
Дверь была открыта, но Димка постучался и подошел к нему. Поморщившись, опустился на колени. Краснея и опустив голову, он пробормотал:
- Это... пожалуйста... накажите меня... еще...
Димка почувствовал, как вспыхнули его уши!
- Ах, да, я о тебе совсем забыл! А почему, Дима, ты все время смотришь в пол? Тебе стыдно? Но это не избавляет тебя еще от одного строго правила: ты должен всегда смотреть мне в глаза, когда обращаешься ко мне или я к тебе! Тебе понятно?
Димка кивнул и с трудом заставил себя поднять голову. Встретившись с ним взглядом, он снова едва ее не опустил. Но глаза все-таки отвел. Щеки его пылали.
- А теперь говори, что ты хотел мне сказать? Глядя мне в глаза!
Глаза Димки блуждали по лицу опекуна. Он с огромным трудом заставил себя посмотреть ему в глаза.
- Ну... это... Вы сказали через час... прийти и попросить... чтобы продолжить... порку, - голос его дрожал. После слова "порка" он совсем упал вместе с его взглядом. Опекун нахмурился!
- Хорошо, Дима, иди на диван и жди! Прошлую серию ты очень плохо выдержал, мне это не нравится, что ты так ерзаешь! Я знаю, что тебя в интернате не пороли, и поэтому я могу пойти к тебе на уступки! Ты сам сейчас выберешь, сколько ремня ты хочешь получить в очередной порции, но учти, что после каждой порции ты будешь отдыхать по часу в углу! А чтобы ты не сильно расслаблялся в углу, ты будешь стоять на гречке! Ты все понял, мальчик?
Димка всхлипнул и кивнул. "Час!!! На гречке! Господи... колени и так уже болят. Но еще 45 ударов! Но, может, выдержу! Еще час в углу, а потом снова просить о порке...!? Нет... пусть уж сразу!"
- А можно... можно все сразу? - спросил он и, вспомнив, что нужно смотреть в глаза, заставил себя посмотреть на него.
- Нет, не перегибай палку, не более 25 за раз - ты и их очень плохо терпел, и я боюсь, что и 25 будет для тебя многовато!
Димка вздохнул. "Если его не будет в комнате, то можно садиться на пятки. Он ведь не видит".
- Тогда... тогда 25... наверное... Можно? - он снова забыл посмотреть на него. "Но как же стыдно стоять так голым на коленях, комкая ремень, да еще выпрашивать порку!"
- Хорошо! Иди, ложись на диван! Или ты предпочитаешь быть зажатым у меня между ног?
Он замотал головой испугано.
- Неееет... я на диван...
Опекун усмехнулся и взял у него ремень.
Димка поднялся с колен и поплелся в гостиную. Ложась на диван, он убеждал себя, что вытерпит 25 ударов. Уж очень больно было, когда его пороли на четвереньках!
Но опекун не торопился идти в гостиную, видно ему было необходимо доделать какие-то очень срочные дела! Снова томительные минуты в ожидании порки. Димка лежал в ожидании на диване на животе и ерзал, потирая свою попу, наверное, еще минут 20, пока не появился он с ремнем! Димка вцепился в край дивана.
- Ну что, мальчик, начнем? Я разрешаю взять в рот подушку, чтобы ты не орал! Правила те же, но теперь строже! Не ерзай, иначе стяну опять на пол, не ори, иначе добавлю еще 5 ударов, у тебя и так уже есть 5 дополнительных за крик в прошлую порку, не прикрывайся рукой - вцепись руками в диван и не отпускай их!
Он вцепился руками в диван, пальцами ног за другой его край, а зубами в подушку и сжал попку. Даже перестал дышать.
"1!!! 2!!! 3!!! 4!!! 5!!!! Боже!! Почти по ногам!!!" - считал про себя Димка, замычал и снова задергал попой! Все же предыдущая порка дала о себе знать, попа и так горела, а тут продолжение порки!
Первые 5 ударов были жгучие, но Димка их вытерпел с доблестью. На 6-м ударе Димка стал вскидывать голову с подушкой в зубах, стонать в нее, слезы сами полились и вновь застлали его глаза! При этом Димка почувствовал, что от трения о диван у него снова встал член - у Димки началась эрекция! Но он сейчас не обращал на это никакого внимания! На 10-м ударе попа все больше и больше стала сама ерзать. Получив несколько ударов по самому низу попы, он задрыгал ногами. Попа его плясала по дивану.
Димка плакал, стонал в подушку, крутился на диване, пока на 15-м ударе он чуть не свалился от ерзания, и опять Димкино ухо вспыхнуло огнем, и он оказался в мгновение ока зажатым головой между ног опекуна! Теперь подушка выпала изо рта, и Димка вместо того, чтобы стонать в нее, опять начал кричать!
Ремень, прохаживаясь по попе, невольно то и дело доставал и до ног, и между ягодичек мальчика, а когда ремень попадал по дырочке, Димка орал уже изо всех сил!
- ААААЙЙйййй!!! УУУУУУ!!!!! - Димка отчаянно вилял попой, стуча по полу ступнями и танцуя на коленках!
Слезы теперь текли ручьем, рот не закрывался, попа выполняла танец огня!
Он уже не мог сдержать крик, а опекун только крепче сжимал голову и продолжал хлестать. Димка потянулся прикрыть попу, но, получив ремнем по пальцам, отдернул руки.
"23!!! 24!!! 25!!!!"
Ноги Опекуна разжались, и Димка повалился на бок, плача и держась за попку!
- Ну, ну, мальчик, перестань реветь, ты же мужчина, и поднимись с пола, когда я к тебе обращаюсь!
Он встал с пола, всхлипывая и потирая опухшую попу!
- Простите... пожалуйста... больно... очень... Я больше не буду...
Другой рукой он тер заплаканные глаза!
- Дима, ты забыл, как ты должен обращаться ко мне, пока ты наказан?
Он испугано плюхнулся на колени...
- Ой... я... ой... простите...
- Ладно, ладно, я прощаю тебя! У тебя сегодня первый день как-никак! Но в последний раз! А теперь иди, отдыхай!
Димка не верил своим ушам! Он посмотрел на него. "Нет! Вроде не шутит..."
- Спасибо... - он обрадованный, даже на несколько мгновений забыв про пылающую попу, поднялся с колен!
- Мальчик, а ты куда пошел? Ты опять меня не понял? Забыл, где ты должен отдыхать?
Вздрогнув, он с тоской посмотрел на угол:
- Мне... мне туда?
- А почему ты переспрашиваешь? Я тебя простил только за то, что ты неправильно ко мне обратился, а не за все остальное! Так что будь добр, прими наказание до конца с достоинством!
Опустив голову и всхлипнув, он поплелся в угол. Сразу жар в попе вернулся с еще большей силой. Димка опустился на колени и завел руки за голову! "Только бы он ушел в свой кабинет", - подумал он.
- И опять, Дима, ты меня расстраиваешь! Ты забыл, как мы договаривались?
Он вздрогнул... "Что же не так???" И тут он вспомнил про гречку!
- Сходи на кухню, гречка в верхнем ящичке! Постели себе газетку и насыпь ее себе под коленки!
Понурив голову, он поплелся за гречкой. "Он неумолим! Значит и порка еще будет..." - понуро думал про себя Димка.
Он насыпал гречку на газету. Немного. Вставая на нее коленями, он решил немножко сжульничать и коленками незаметно слегка расчистил себе место. Но все равно крупинки больно впились в колени. "И так целый час!!! Ужас!!!!"
- А вот только теперь опять засеки время и через час опять подойдешь ко мне! Тебе ясно, Дима?
- Да... - кивнул он, довольный тем, что опекун не заметил его трюк с гречкой. "Значит, в комнате его не будет". Димка с нетерпеньем ждал, когда тот выйдет из комнаты.
Наконец он услышал его удаляющиеся шаги. 10 минут он стоял смирно. Коленки начали гореть от гречки. Он обернулся и, не увидев ничего, опустил руки и потер саднящую попку. Дотрагиваться до нее было больно. "Сколько там еще? Было 50. Осталось 20. И еще 5 штрафных! Еще 25! Как же я сидеть-то буду...". Простояв еще 10 минут, он снова опустил руки. Приподняв одно колено, он пальцем отодвинул крупинки гречки. Потом то же проделал с другим коленом. Простоял еще 10 минут. Потом решился сесть на пятки. Стало немного легче. "Уф! Еще 20 минут!"
Димка и не ожидал, что стояние на коленях так мучительно. "Серега тогда рассказывал, как его отец ставил в угол на колени, носом в какую-то метку. Ему было нельзя отрывать нос и шевелиться. Я тогда подумал, подумаешь... На коленях постоять... Фигня! Сейчас же, оказавшись в его шкуре, я осознал, что это не такая уж легкая штука", - предался Димка раздумьям.
Он, прислушиваясь к каждому шороху за спиной, сидел на пятках выпоротой попой. "Надо будет в конце немного постоять на гречке все-таки. Чтобы она оставила след на коленках!" - разумно подумал Димка. - "Да!!! Порет он больно! Лучше быть послушным, чтобы больше не влипнуть в такое. А еще ведь и розгами секут! Хворостиной. Это, наверное, еще больнее, чем ремнем. Ну, может у меня-то до этого не дойдет... А ремень больно конечно очень... Но так, с перерывами, можно вытерпеть... Только вот на коленях стоять... Но если по-умному, то тоже можно... Если бы еще не заставлял просить о порке, да еще глядя в глаза..."
Стоять осталось всего 20 минут, но тут в дверях раздался звонок! Димка вскочил с пяток, выпрямился, поднял руки за голову и в ожидании замер!!! Его словно током ударило!!! "Господи! Кто это!! Что делать???"
Из кабинета неспешно вышел опекун и направился к двери.
Димка напряженно вслушивался, кто там пришел. Ему хотелось спрятаться, забиться куда-нибудь. Но он не решался!
Проходя мимо Димки, опекун кинул на него взгляд с высоты и стал открывать двери.
- Здравствуйте! Проходите, Ольга Владимировна! Мы вас заждались!
Димка сжался! "Заждались? Значит это не нежданный гость? А я?? А мне так и стоять???" Он ощутил, как у него загорелись кончики ушей.
Дама лет 50 зашла в дом, поздоровалась! Вид голого мальчика в углу с красной попой ее немного сконфузил, но она сразу взяла себя в руки и проследовала мимо Димки в кабинет опекуна. Димка спиной чувствовал ее внимательный взгляд на всем своем голом теле!
- Присаживайтесь, чувствуйте себя как дома!
В кабинете последовал неспешный разговор, но до Димки долетали только отдельные обрывки слов, из которых ничего нельзя было понять!
Димка стоял смирно, боясь теперь пошевелиться и присесть попой на пятки. Теперь время предательски побежало неумолимо быстро!
"Мне скоро нужно будет идти и просить о продолжении порки! Как же я смогу сделать это при этой тетке! Может она уйдет!"
Не успел Димка прийти в себя, как закончился его час пребывания в углу! p> Он совершенно забыл, что нужно было в конце постоять на гречке, чтобы она оставила следы на коленях. Теперь он думал только о том, как он войдет в кабинет: "Что делать, что делать??? Час истек! Нужно идти, но как??? Может подождать еще... Может не надо при ней. А если я сейчас не пойду, то это будет нарушение его приказа. Нет, надо идти..."
Димка встал. Коленки были красные. Он поднял ремень с дивана - он был словно горячий! На цыпочках, он подошел к кабинету и постучал. "Может он скажет, чтобы я зашел позже!?"
- А, Дима, мы как раз тебя ожидаем! Познакомься, это твой частный учитель, Ольга Владимировна, на остаток учебного года! Она будет тебя учить по всем предметам и готовить тебя к экзаменам в этом году! С сентября, как я уже говорил, ты будешь ходить в частную школу, а этот учебный год закончишь под ее руководством!
- Да, но вот проблема, Ольга Владимировна, Дима сейчас наказан и должен получить свою заслуженную порку!
- О, прошу Вас не беспокоиться, если он заслужил, то должен понести наказание, я подожду, не переживайте! А после мы займемся его обучением! Для начала я проведу ему тесты по всем предметам, чтобы узнать уровень его подготовки!
Димка стоял перед ними красный от стыда и слушал их совершенно обескураженный. Он нервно теребил ремень, но увидев взгляд отчима на свои колени, вспомнил, что забыл постоять на гречке, и поспешил встать на колени. Он попытался представить себе, что этой женщины нет в комнате!
- Ну, что же ты застыл в дверях? Ты опять забыл, как должен себя вести?
Он с трудом поднял голову и пролепетал:
- Это... Час уже прошел... пожалуйста... продолжите меня... наказывать... - и Димка протянул ремень дрожащей рукой. Он чувствовал пристальный взгляд женщины и от этого то и дело вспыхивал краской стыда... "Значит, она увидит, как меня будут пороть!"
- Хорошо, мальчик, ступай на диван, мы сейчас с Ольгой Владимировной подпишем договор о твоем частном обучении, и я уделю тебе время!
Димка вскочил на ноги и собрался уже убежать...
- Да, и не забудь поздороваться с твоим новым учителем!
Опустив голову, остановившись, он пробормотал:
- Здравствуйте, Ольга Владимировна...
- Здравствуй, мальчик! Ох, Игорь Сергеевич! Преклоняюсь перед Вами. Как это Вы решились взять мальчика из детдома! К ним нужен особый подход. Но мне кажется, Вы знаете, как нужно их воспитывать!
- Дима, ты опять забыл, как ты должен себя вести, когда наказан? Это у тебя уже третье замечание за сегодня! Следующее будет последним!
Он вновь покраснел и поднял голову:
- Про... простите...
- Ты должен быть всегда на коленях, когда ты наказан и к кому-то обращаешься!
Он вновь опустился на колени и, глядя на женщину, повторил:
- Здравствуйте, Ольга Владимировна...
Она усмехнулась. Опекун показал жестом Димке уходить! Димка вскочил и убежал.
- Детдомовские мальчики такие хитрецы! Ваш Дима хорошо учился? - спросила она. - Знаете, уровень подготовки в интернате вряд ли соответствует нужному!
- Этим Вы, уважаемая, и займетесь после порки, выясните его уровень подготовки!
- Это моя задача. Мы решим ее. Ваш мальчик выглядит очень смышленым!
Лежа на диване, Димка услышал приближающиеся голоса! Опекун рассказывал о Димкиных провинностях сегодняшнего дня, о том, какой он неисправимый и как плохо переносит порку, на что Ольга Владимировна предложила свою посильную помощь - подержать Димкины ноги во время порки!
Димка все еще надеялся, что Опекун придет один. Но его надежды были тщетны! Они вошли в комнату, непринужденно разговаривая о его провинностях и о его наказании. Ольга Владимировна, видимо, вполне одобряла методы воспитания опекуна. Услыхав это, Димка пробурчал, чуть отвернув голову от подушки.
- Не надо! Пожалуйста...
Ольга Владимировна недовольно ответила:
- Мальчик, как надо и что надо делать, знает лишь твой опекун! Будь добр не встревать в разговор взрослых. Это тебе не детдом! Пора забыть свои плохие манеры!
Он уткнулся в подушку, дрожа всем телом.
Опекун, уже не спрашивая Димку и не предупреждая, резко начал очередную порку! Дама тем временем схватилась железной хваткой в Димкины ноги.
Теперь Димка старался держать себя в руках изо всех сил! Ремень засвистел и опустился на его попу! Он уперся лицом в подушку и тихо постанывал при каждом ударе! Он вцепился руками в край дивана, а зубами в подушку. Но третья порция по уже очень болевшей попке терпелась совсем плохо. Димка держался изо всех сил, про себя считая удары. Но ему не удавалось сдерживать стоны. И лишь на 10-м ударе из его глаз опять потекли слезы! Хорошо, что его лицо было в подушке. Плача и рыдая в нее, Димка продержался до 15-го удара, который снова пришелся прямо по верху ног!
- АЙЙЙ!!!!! - Димка дернулся так, что ему удалось вырвать ногу, и он потянулся руками к попе! Даже железная хватка дамы не смогла удержать Димкиных ног!
В мгновение ока Димка опять оказался стоять на карачках, стиснутым, словно тисками, между ног своего опекуна! Дама отошла немного, не ожидая такого поворота событий! Димкино ухо горело и пылало не хуже его выпоротой попы! На миг Димка подумал, что стоит прямо попой к учительнице, но удар ремня заставил его позабыть об этом. Теперь истошный крик оглушал просторную комнату - Димка уже был не в силах сдерживать крики! Вилял попой. Вырывался. Все это нервировало опекуна, и он стегал Димку, не жалея сил! Опекун еще сильнее сжал его голову и со всей силы опускал ремень на его попу и ноги!
Теперь красная была не только попа, но и область вокруг Димкиной дырочки между ягодиц и вся задняя часть ног вплоть до коленок! Последние десять ударов опекун специально наносил не по попе, а по ногам, потому как на попе уже не было живого места - она вся уже была сильно красная, а кое-где с явными синяками на ней, которые набухли и уже дали небольшие трещинки, и кровь стала немного проступать на попе!
Димка выл и кричал на все лады и танцевал на коленках, стуча ступнями по полу. Но все было бесполезно! Он получил все удары до последнего! В конце концов, Димкина порка закончилась, опекун разжал колени, и Димка рухнул на пол лицом в его ноги, рыдая и держась за онемевшую от боли попу. Горела не только попа, но и ноги почти до колен!
"Как же я теперь одену эти шорты!" - вдруг подумал Димка о своих тесных шортиках!
- Ну, ну, Дима, поднимайся и перестань реветь! Ты теперь уже знаешь, что тебе надо делать!
Он, все еще плача и держась за попу, встал на колени. Он совершенно не соображал, что нужно сказать. "Кажется, надо поблагодарить за порку..."
- Спа... спасибо... - всхлипнул он, вставая опять перед опекуном на коленки и размазывая слезы!
- Но только ты теперь будешь совмещать полезное с необходимым! Мы же не будем заставлять Ольгу Владимировну ждать, пока ты пройдешь свое наказание до конца? Мы решили с ней, что пока ты будешь отбывать свой час в углу, она даст тебе тесты по всем предметам! На каждый тест отводится 10 минут. Она будет непрерывно находиться возле тебя и давать очередные тесты! Всего там 6 предметов - как раз на весь час твоего стояния в углу! Поэтому ты сейчас перенесешь газетку с гречкой к письменному столу и будешь, стоя на коленках на гречке, писать тесты за ним!
Вздохнув, Димка поднялся с колен. "Боже! Еще час мучений! Как я буду какие-то там тесты решать, стоя коленками на гречке!?" Во время порки он позабыл про свой стыд и только теперь, встретившись глазами с учительницей, вновь покраснел и прикрылся ладошками. Ольга Владимировна усмехнулась!
- Какой стеснительный мальчик у Вас, Игорь Сергеевич! И хитрый! Вы только посмотрите на его колени. Час отстоял на гречке, а они только покраснели слегка. Полагаю, гречка должна оставить другие следы на его коленях. Ох, Игорь Сергеевич! С этими мальчиками нужно держать ухо востро!
Димка покраснел и торопливо поднял газету с гречкой и потащил ее к письменному столу. Руки у него дрожали так, что он едва ее не просыпал. Он чувствовал на себе взгляд взрослых и от этого очень суетился.
Димка расстелил газету: "Теперь уже сачкануть вряд ли получится". Он отыскал часы и засек время. Морщась, опустился на колени, опираясь рукой на край стола. Пошел третий час его стояния на коленках. Попу саднило, и она сильно болела. Особенно больно было внизу и верхней части ног, куда ремень попадал концом. Сильно саднило и между половинок. Ремень попадал и туда.
Теперь все занялись своими делами - мальчик решал тесты, опекун удалился в свой кабинет, учительница не спускала с мальчика глаз и каждые 10 мин. давала ему новые тесты.
Тесты немного отвлекли Димку от боли в коленях. Немного облегчало боль то, что ему удавалось опираться на край стола рукой, когда он писал. Первые тесты решались легко. Но потом боль в коленях стала усиливаться. У него было впечатление, что пол под ним медленно нагревается. Учительница постоянно смотрела на Димку, и всякий раз, когда он пытался опустить попу, слегка шлепала по ней ладошкой.
- Стой смирно, мальчик!
Результаты тестов стали ухудшаться. Коленки горели огнем. Да еще и его член начал вставать. Обнаружив это, Димка покраснел, надеясь, что этого не заметит учительница. Тест он решил очень плохо!
Подошел час к концу, Димке разрешили встать и удалиться к себе в комнату, а учительница зашла в кабинет к опекуну.
- Вы знаете, Дима вроде и смышленый мальчик, но подготовка у него слабовата, боюсь, нам придется поднажать, чтобы он смог в этом году завершить свой класс, а к следующему году придется его поднатягать - скорей всего ему придется заниматься учебой все лето каждый день, включая и выходные дни!
- Да, я Вас прекрасно понимаю! Все ради мальчика! Это конечно повлечет за собой дополнительные расходы, но я ради ребенка не собираюсь экономить!
- Позовите Диму сюда, мы объявим ему результаты его тестов!
Когда Димке, наконец, позволили удалиться в свою комнату, он обессиленный плюхнулся на кровать на живот. "Вот это денечек выдался!!!" Он лежал и перебирал в памяти все, что сегодня произошло. Член у него снова встал, и он начал тихонечко тереться им о простынь. Но кончить он не успел. Неожиданно в комнату зашла Ольга Владимировна. Он поспешно прикрылся простынею, сев на кровати и испытав болевые ощущения в выпоротых местах, поморщился!
- Дима, спустись, пожалуйста, в кабинет к твоему опекуну!
Он подождал, когда она выйдет из комнаты, и встал с кровати. "Интересно, что еще они там придумали?" Он вытер покрасневший член простыней и спустился в кабинет опекуна. Ходить голым все равно было очень стыдно, несмотря на то, что его уже они оба могли рассмотреть во всей красе. Он остановился посреди кабинета, опустив голову и прикрываясь ладошками!
- Дима, ты неисправим! Тебе опять надо напоминать твое поведение во время наказания?
Он вздрогнул и поспешно опустился на колени.
- Я... я думал, что уже все... что я уже наказан... - залепетал он.
- Ты наказан до сих пор! Просто порку твою ты уже получил, это было частью наказания, но наказание будет продолжаться, пока я не разрешу тебе одеться!
Он тяжело вздохнул, стараясь не опускать голову. Стоять на коленях было очень больно!
- Так-то лучше, мальчик, ты должен во всем слушаться взрослых! А теперь о твоих тестах! Результаты просто ужасные, Ольга Владимировна предложила учиться тебе и по выходным, и по праздникам, кроме того ты будешь все лето так же с ней заниматься, чтобы хоть как-то подтянуть твои знания! Ты будешь получать каждый день домашнее задания и будешь их выполнять с величайшей ответственностью, иначе будешь наказан, да похлеще, чем сегодня!
- Все лето... каждый день... - прошептал он, тяжело вздыхая. Он был очень расстроен! "Учиться каждый день все лето! Да еще с этой Ольгой Владимировной!". Учеба вообще-то давалась ему легко. Но учиться он не любил и порой просто ленился. Учителя в интернате его любили и смотрели на это сквозь пальцы. А здесь это вряд ли пройдет.
- Ты недоволен, мальчик? И смотри в глаза, когда с кем-то общаешься!
Он поднял голову и жалобно посмотрел в глаза опекуну.
- Нет... ну, каждый день и даже в воскресенье...
Опекун нахмурился. Димка поспешно сказал:
- Да... как скажите. Я буду стараться... честно!
- Молодец, Дима, теперь возьми дневник у учительницы - она там написала все твои домашние задания - и ступай в свою комнату их делать! Каждый вечер ты будешь мне докладывать о сделанном домашнем задании! Учебники ты найдешь в своем шкафу! Ступай!
Димка поднялся с колен и подошел к учительнице, прикрываясь левой рукой и протянув правую. Но она не отдавала ему дневник. И тут его осенило: он встал на колени и только тогда она усмехнулась, протянула ему дневник и, потрепав по щеке, сказала:
- Старайся, мальчик! Поблажек не жди, предупреждаю сразу! Лень и небрежность будет основным препятствием в твоем образовании. Но мы с этим справимся.
Димка вернулся в свою комнату. Сидеть на деревянном стуле было очень некомфортно, и он решил устроиться на кровати. Лежа на животе, он старательно начал выполнять домашнее задание. Никак не желавший ложиться член сильно мешал ему сосредоточиться. Он стал тереться о простынь и очень быстро достиг результата. Затем он затер пятно краем простыни и снова занялся уроками и не заметил, как задремал!
Побеседовав еще с учительницей, опекун, наконец, вышел проводить ее! Но, вернувшись, он сильно хлопнул дверьми и заорал: "Димка, негодник, а ну бегом сюда!"
Он вскочил с кровати и бросился вниз на гневный крик опекуна. Подбежав, он плюхнулся на коленки, с волнением глядя на него!
- Дима, ты ничего не хочешь мне сказать?
Он покраснел и лихорадочно пытался сообразить, что он должен сказать...
- Я... нет... я не хочу... я там занимался, как Вы и приказали...
- А кто машину грязью запачкал? А? Мне же сейчас на деловую встречу ехать! Как я теперь поеду?
- Ой!!! Это я когда поливал... я, я хотел помыть... потом...
- Когда потом? Там грязь уже высохла и въелась! Быстро иди, вымой ее и протри насухо! А потом ответишь у меня за свои проделки!
- Я просто... просто не получилось... меня же наказывали... простите... - оправдывался Димка, переминаясь на коленях.
- А как??? Прямо так? Голым? Или можно шорты? - смутился Димка.
- Чтоб через пять минут она была чистая и сухая! Какие шорты?!!! - кричал опекун!
Димка позабыл даже обуться и босиком вышел во двор. "Забор вроде высокий. Никто не должен увидеть меня голого, с напоротой попой". Он отыскал щетку и, взяв шланг, принялся мыть машину. Он умел это делать, так как частенько мыл машину учителям за их поблажки. Закончив мойку, он протер машину тряпками. Заметив, как он вывозился, он, недолго думая, вымылся прямо из того же шланга и обтерся тряпками. Постоял на крыльце, приплясывая от холода на прохладном воздухе, и, когда обсох, вошел в дом. Подойдя к опекуну, он встал на колени:
- Я... я вымыл все.
- Ладно, я уехал на встречу, - сказал опекун, пробегая в дорогом костюме мимо стоявшего на коленках голого Димки, - приеду - разберемся, а сейчас ты остаешься за старшего в доме! И не забудь сделать уроки!
Дверь хлопнула, и Димка поднялся с колен. Подойдя к зеркалу, посмотрел на свою бедную попу. Она была вся багровой. Досталось и ногам. "Как я теперь в этих шортах буду ходить??? С синяками на ногах!" Он прошелся по дому. Включил телевизор, немного посмотрел. Каналов куча. Но надо уроки делать. Он заглянул в кабинет опекуна. "Эх... в компьютер бы залезть. Поиграть или посмотреть чего". Но он не решился трогать и зашел на кухню. Отрезал кусок колбасы и запил его холодной колой. Жизнь налаживалась. Он поднялся в свою комнату и, улегшись на кровать, занялся уроками. И снова не заметил, как его сморил сон!
Через пару часов Димку опять разбудил голос пришедшего хозяина! "Димка! А ну, бегом вниз!!!" - Здрасте...
- Привет! Несчастье ты мое! Как время сам провел? Ничего хоть не разбил и не сжег? Уроки сделал?
- Я... я немножко там осталось... еще делаю... - соврал он.
- Хорошо! Время еще есть! Сделаешь! А что с тобой делать - ума не приложу! Как ты собираешься отвечать за грязную машину?
- За машину... ну, я... я же помыл ее... я же все исправил... - занервничал он.
- Попробовал бы ты ее не помыть! Но ты это сделал поздно, когда я уже это увидел и приказал тебе! А ты помнишь, как мы с самого утра договаривались? Если бы сам вспомнил и пришел за наказанием, то получил бы на 10 ремней меньше, а сейчас как получается?
Он обречено опустил голову, пробормотав:
- На 20 больше... - и непроизвольно потрогал попу.
- То-то же, помнишь, когда попа болит! Но твою попу больше трогать нельзя - она больше не выдержит! Что же делать? Какое альтернативное наказание ты сможешь вынести?
Он умоляюще посмотрел на опекуна:
- А может... может не надо??? Ну, ведь я уже и так наказан...
- Нет, ты понес свое наказание за одно, а это совсем другое! Ладно, тогда давай ты получишь свои заслуженные удары, но только не по попе, а по всему телу, и не ремнем, а крапивой!!! Сходи на задний двор, нарви и принеси увесистый пучок крапивы!
Димка вздрогнул! На глаза навернулись слезы!
- Крапивой? Но она же... она же... пожалуйста... я исправлюсь... Я каждый день буду мыть... машину!
- Конечно, будешь! Каждое утро! Но чтобы тебе это хорошенько запомнилось, что мою машину нельзя никогда оставлять грязной, ты должен понести наказание! И не пререкайся больше! Я и так тебе простил твои вопли во время порки! А ты заработал за три подхода еще себе 15 ремней! Но я-то пока тебе их не всыпал? И твое отвратительное стояние в углу! Ты думаешь, я не заметил твой трюк с гречкой и сидение на пятках?
Димка покраснел! "Но как!!! Как он заметил? Я же следил!!!"
Он опустил голову и поднялся с колен. Придется идти за крапивой. Он сунул ноги в сандалии.
- А чем... чем ее рвать-то...?
- Руками, руками, мальчик! Сандалии я тебе тоже не разрешаю одевать в наказании!
Он вздохнул и разулся. Озираясь, вышел во двор и обошел дом. "Вон она... у забора! Сколько ее! Молодая, сочная". Он осторожно, чтобы не обжечь босых ног, подошел поближе и, наклонившись, осторожно двумя пальцами сломал стебелек. Пальцы все же защипало. Он сорвал 4 стебелька. "Ну, наверное, хватит же". Осторожно, держа стебли за основания, по два в каждой руке, он отпрыгнул. Ноги он все-таки обжег. "Блин, как чешутся". Он вошел в прихожую, вытерев босые ноги о коврик, и положил крапиву на пол. Прошел на кухню, где опекун пил кофе. Встал на колени.
- Я сорвал... там...
- Хорошо, мальчик, пойдем во двор!
Они вышли во двор, опекун подошел к дереву, взял веревку, связал ей руки Димы, перекинул через ветку и стал натягивать! Когда Димка уже еле касался пальчиками ног земли, он зафиксировал веревку и сказал ему:
- Дима, если ты будешь кричать, я стану бить тебя крапивой по твоим губам, а если и это не поможет, то запихаю ее тебе в рот! Сейчас ты получишь 50 ударов крапивой за то, что испачкал и оставил мою машину грязной, и еще 20 за то, что сам не заметил своей провинности и не признался! Я буду стегать тебя по всему телу, кроме лица, если ты, конечно, не станешь орать! Ты все понял, мальчик?
Димка очень испугался, когда опекун связал ему руки и, перекинув веревку через сук, легко подтянул ее так, что он едва касался пальцами ног земли. Он был совершенно беспомощен и очень напуган! "70 ударов!!! По всему телу!!! Этой жгучей крапивой! Я не выдержу!!!"
Он кивнул, с трудом сдерживая слезы и понимая, что кричать нельзя, ведь они находились во дворе. "Может кто-то услышать и захочет посмотреть, что происходит. И увидит, что меня наказывают крапивой!"
И опекун стал хлестать! Сами удары не были больными, но крапива обжигала все Димкино голое тело, вытянувшееся по струночке! Он почти не ощущал ударов, но в том месте, куда попадала крапива, появлялся сильный зуд. Опекун старался равномерно разнести удары по всему телу, чтобы одно место не было сильно обожжено. Начал он с его попы - там оказалось больней всего - воспаленная кожа и так была не в лучшем виде, и сразу же она запылала как во время порки ремнем. Потом прошелся по животику, груди, спинке, по ручкам и ножкам! Димка пританцовывал на пальцах ног как балерина и извивался ужом. Но терпел. Когда крапива на 30 ударе задела Димкины яички и писюнчик - он вскрикнул! Его словно током ударило! С его глаз опять, который раз за этот день, полились слезы! Когда хозяин стал обрабатывать внутреннюю часть ног, Димка стал ножки приподнимать, тем самым открывая свою дырочку, чем сразу воспользовался хозяин! Он даже не ударил по дырочке, а как бы приложил и не убирал!
От дикой боли Димка машинально сжал ягодички, чем еще больше придавил крапиву к внутренней стороне ягодиц возле дырочки! Димка завизжал и стал плакать навзрыд! Поняв, что попу нельзя сжимать, он опять поднял ножки в надежде, что крапива больше не будет там жечь! Но опекун не убирал ее оттуда! Он как бы сделал туда повторный удар, и Димка опять машинально сжался, чем причинил сам себе еще большую боль!
- ААААААЙЙЙ!!!! - не выдержал он. Жгло немилосердно!
Но опекун специально протащил крапиву прямо между сжатых половинок!
Слезы теперь потекли у него из глаз ручьем, и он, повиснув на руках, задрыгал ногами!
К 50-му удару Димкино тело стало все дрожать от болевого шока! В глазах у Димки потемнело, и он повиснул на веревке, не двигаясь и ни на что не реагируя!
Хозяин взял шланг и полил Димку холодной водой. Это привело его в чувство, он очнулся и открыл глаза. Струя холодной воды вначале помогла ему, но потом все тело стало жечь еще сильнее.
- Вот видишь. Дима, если бы ты сам сознался в своей вине, то мы бы уже закончили, но ты теперь получишь дополнительно еще 20!
- ААААА!!!!!!! - зарыдал он в отчаянии!
Но опекун усмехнулся и отложил шланг. Последние 20 ударов были уже не так болезненны! То ли крапива поизносилась и измочалилась, то ли по мокрому телу было не так эффективно бить, то ли Димка был уже так замучен за этот день, что перестал ощущать боль! Он уже не кричал, а постанывал и скулил, слезы все еще лились с глаз ручьем!
Наконец опекун отбросил крапиву! Димка весь дрожал и плакал навзрыд. Слезы не прекращались. Все его тело горело огнем и ужасно чесалось!
- Ну вот, Дима, надеюсь, ты этот урок выучил? А то ты уже сильно измучен! Надеюсь, ты мне сегодня сюрпризов больше не принесешь!
- Неет... простите меня... пожалуйста, - замотал он головой.
- А теперь скажи мне, мальчик, что ты успел выучить, пока меня не было?
- Ну, я... я начал там делать задание... Но я пока не закончил... Там немного еще... - он не знал, что ответить.
- Хорошо, ты повиси пока, а я сейчас вернусь с твоим дневником и тетрадками, и мы проверим твои уроки!
Опекун ушел в дом, а он топтался на пальцах ног. Тело зудело. И вот опекун возвращается. Он замер! В отчаянье Димка заплакал еще сильнее. "Сейчас выяснится, что я проспал!"
Вернувшись, хозяин был в недоумении - все тетрадки были пусты! Оставалась лишь надежда, что он выучил устные уроки.
- Дима, а почему все тетрадки пусты? Ты ни одной задачи не порешал! Ни математики, ни физики, ни химии, а литературу, историю и географию ты выучил?
Димка понимал, что если он сейчас соврет, то будет еще хуже. Он еще надрывистей зарыдал от боли, унижения, безнадежности!
- Я проспааааал... простите... Я уснул... Я все вечером сделаю... я успею...
- Очень прискорбно мне это слышать! Однако твои уроки должны быть сделаны к завтрашнему дню! Уже 18-00, а у тебя еще полно работы и заданий! А завтрашний день начинается в 00-00! Если ты к этому моменту все на зубок не выучишь - сегодняшний день тебе покажется раем! Ты меня ясно понимаешь, мальчик?
- Я все сделаю... я все успею!!!! Честно!!! - Димка отчаянно закивал и снова захныкал. Ему отчаянно хотелось почесаться! Зуд был ужасный!
- Хорошо, я сейчас иду ужинать, а только потом я тебя развяжу, повиси пока - остынь и подумай над своим поведением! Потом ты пойдешь, вымоешь всю посуду, протрешь пыль во всем доме и полы! Ужина сегодня я тебя лишаю!
Ему было совсем не до ужина! "Господи, а когда же уроки-то делать! Это же все невозможно переделать!"
- А завтра утром ты сам встанешь в 5-00, вымоешь и высушишь машину, польешь лужайки, огород и сад и подметешь весь двор! Твои занятия завтра начнутся в 8-00, к этому времени ты все должен успеть сделать.
Он только кивал головой и всхлипывал. "Все! Мне крышка! Мне никогда это все не переделать!"
- А с завтрашнего дня я освобождаю экономку от уборки дома и полностью перекладываю эту обязанность на тебя! Это тебе будет в качестве уроков труда - так посоветовала твоя учительница! За уборку дома ты тоже будешь получать оценку! Также за тобой будет ответственность за чистоту сада и огорода!
"У, все! Я раб! Самый настоящий раб", - подумал он в страхе.
- А уроками физкультуры я обещал твоей учительнице сам с тобой заняться - но это будет завтра, мальчик! - и опекун ушел в дом.
Через окно Димка мог видеть, как он что-то разогрел себе в микроволновке, наспех перекусил и запил чаем.
Димка понял, что обречен. "Меня будут пороть каждый день! Все это сделать просто невозможно! Да еще и учиться!" Он с тоской смотрел, как опекун ужинает. Но есть ему совсем не хотелось.
Где-то через полчаса он вернулся к Димке!
- Ну что, мальчик, тебе есть, что мне сказать? - обратился он к Димке, развязывая его.
- Простите... простите меня, пожалуйста, - пробормотал он, падая на колени и отчаянно почесываясь...
- Хорошо, вставай, думаю тебе лучше поторопиться! И постарайся к 00-00 отчитаться мне о выученных уроках!
Он поплелся в дом, почесываясь. Зуд возникал то в одном, то в другом месте. Это было невыносимо. Он вначале быстро перемыл посуду. Потом занялся пылью. Он торопился изо всех сил. Опекун сидел в гостиной перед телевизором и ноутбуком и не обращал на него никакого внимания. Потом он занялся полами и освободился лишь к 22:30. Он не знал, нужно ли ему докладывать, что он закончил уборку: "Ладно, потом", - помчался к себе в комнату и принялся за уроки. Но к назначенному времени он успел сделать от каждого задания примерно на 2 и решил сказать, что выполнил все, а потом доделать. Он спустился вниз. Робко вошел в гостиную и встал на колени:
- Я все... доделал... я успел... - "Я чуть было не добавил Господин. Хотя он и был моим Господином".
- Хорошо, Дима, я устал, проверять не буду, иди спать - тебе рано завтра вставать!
Он выдохнул с облегчением.
- А мне... мне завтра шорты можно?
- Можно, когда я разрешу!!! Ты сегодня был очень скверным мальчиком, посмотрим на твое поведение завтра!
Он вздохнул, пробормотал спокойной ночи и вышел. Спать хотелось очень сильно. Но нужно было доделать уроки. Он засел, вернее, залег за учебники. Но сморило его быстро. Как уснул - он не помнил. Будильник, стоящий на столе, он тоже не завел и спал как убитый.
В 6-00 внизу из гостиной раздался пронзительный крик хозяина! - Димка, засранец, ты где?
Он испуганно вскочил с кровати. На часах было 6! "Блин!!! Как же так! Как же я! Вот черт!". Он побежал вниз, дрожа от страха. Опекун стоял с гневным лицом. Димка плюхнулся перед ним на колени.
- Простите... будильник... будильник не прозвонил... простите... я не виноват... не виноват...
- Что ты заладил - "не виноват, не виноват" - ВИНОВАТ! Ты проспал, но работа за тобой осталась! Ты немедленно начнешь ее делать!!!
- Я... я сейчас... я все быстро.
- А за то, что ты проспал, я лишаю тебя завтрака! Негодяй, лентяй!!!
Димка обрадовался: "Завтрак это фигня, подумаешь. Можно будет потом хлебушка перехватить". Он вскочил с колен и начал обуваться. "Что там... машину... полить... Это я успею".
- Сандалии оставь - не нужны они тебе, - буркнул грозно опекун.
Он сбросил сандалии. "Ну и ладно... все - равно они большие мне", - и вышел во двор. Прохладно. Плитки двора холодные. "Все же в сандалиях было бы лучше". Он быстро вымыл машину. "Просушить? Да ладно, высохнет и так. Теперь полить". Он взял шланг и потащил его на лужайку. Стоять босиком в холодной росе было очень некомфортно. Он быстренько полил и перешел в огород. Там мало что еще росло. Начало весны. Но он все полил прямо из шланга. И перешел к подметанию двора и неумело начал мести.
"Интересно, сколько сейчас времени? Ну, вроде бы все!" Он быстренько умылся из шланга, вымыл ноги. На цыпочках поднялся на крыльцо. Вытереться было нечем, но ветерок был холодный. Он проскользнул в дом, намереваясь вытереться в ванной.
- Стой, Димка, несносный мальчишка! Твое полотенце висит в душе на улице! Вытрись немедленно! И прекращай обмываться под шлангом! Для этого есть душ! Там же твои зубные щетка и паста! Да, и машину протри насухо! Чистые тряпки в гараже!
Димка вздохнул! "Он что? Следил за мной???" Он снова вышел и, поеживаясь, побежал к душу. Растерся полотенцем, почистил зубы. Потом протер машину, хотя она уже и так почти высохла. "Интересно было бы посидеть в ней за рулем. А может и завести даже. Я это умею!" Но он побоялся это сделать. Попа все еще сильно болела после вчерашней порки. И зашел в дом.
- Дима, уже почти 8, поторапливайся, сейчас придет твоя учительница!
- А я все... все уже! - не без гордости ответил он.
- Ну, тогда принеси вниз свои учебники и тетрадки! Придет она - откроешь ей дверь, сами тут разбирайтесь, а меня не трогайте, я занят до 12-00! - сказал опекун и закрылся в своем кабинете.
- Ой... а можно мне это... шорты? - спросил он ему вслед, но ему никто не ответил. Димка пошел за учебниками. "Блин... Там бы еще доделать!" Он притащил все в гостиную и попытался еще доделать. "Ладно, скажу, что не знал, как правильно, если что". Ровно в 8 раздался звонок. "Блин... опять голым перед ней тут ходить!". Он открыл дверь, прикрываясь ладошками.
- Здрасьте... Ольга Владимировна...
- Здравствуй, милый! Как у тебя дела, как успехи? Все уроки сделал?
- Ну, я это... не все... Там я просто не знал, как решить, по математике и физике...
- Ладно, давай посмотрим, что ты успел!
Она прошла и села за письменный стол, открыла тетрадки и стала изучать. А он мялся рядом, сложив ладони спереди и очень волнуясь. "Не нравится она мне очень... Зырит так строго... И всего разглядывает.. Голых мальчишек что ли не видела?".
- А ты, Дима, присаживайся, что стоишь как истукан?
Он вздрогнул, вспомнив, что ему нужно было стоять на коленях. "Ведь я же еще наказан!".
- А мне... это... надо еще на коленях... наверное... я это... наказан еще, - покраснел он.
- Наказан до сих пор? Это ты вчера на коленках учился, потому что должен был еще после порки так стоять, а сегодня что?
- Ну, просто... меня... это... не простили еще... опять там... провинился... и вот шорты тоже... не разрешили.
- Но на колени-то не велели становиться?
Димка задумался: "Он же говорил, что пока я наказан, то должен стоять на коленях, обращаясь к кому-то, или когда кто-то ко мне... А может это учебы не касается?" - и пожал плечами. Стоять перед ней тоже очень не хотелось.
- Я не знаю... Ну ладно... я сяду, - он осторожно сел на стул, поморщившись... Вчерашняя порка давала о себе знать. Одну руку он держал у себя внизу, прикрывая свой срам.
- Вот тебе пример решения задачи, попробуй решить подобную!
Обрадованный, он с легкостью решал задачку.
- Дима, а почему ты пишешь одной рукой, а другой не придерживаешь тетрадку? Так же неудобно!
Вздрогнув, он спрятал член между ног и стал придерживать тетрадку. Краем глаза он увидел, что она косится на его пах. "Проклятый член, снова начал возбуждаться". Он покраснел и крепче сжал ноги!
- Дима, что с тобой происходит? Ты какой-то нервный и зажатый! Даже пот на спине проступил! Расслабься! Что с тобой, мой мальчик?
Она провела ему пальцем по спине, и по всему его тело пробежал озноб. Член встал окончательно, и как только он немного расслабил ноги, он выскочил наружу. Димка совсем смутился!
- Ничего, Дима, не переживай, такое с мальчиками твоего возраста случается!
"Ага! Только этого никто не видит", - подумал он и сопя, не поднимая головы от тетрадки, дорешал задачу.
Его безволосый членик, сначала немного приоткрытый, возбуждался все больше и больше от стыда, и в конце концов он так встал, что головка стала полностью открытой и сизой от возбуждения!
Димка никак не мог сосредоточиться. От взглядов училки проклятый член никак не ложился и стоял колом... "Вот черт", - думал он!
- Хорошо, Дима, сделаем переменку, а после займемся физикой! Думаю, тебе лучше сходить под холодный душ, пока время есть, как ты считаешь?
Он вздохнул.
- Душ... но я... я уже умывался... А можно мне... в туалет?
Под холодную воду лезть совсем не хотелось. И кроме того у него втайне зародилась мысль быстренько вздрочнуть в туалете.
- Да, конечно, на то она и переменка.
Он, смущаясь от ее взгляда, побежал в ванную комнату. Времени было немного. Сев на унитаз, он принялся яростно надрачивать член. Как назло, он весь запыхался, пока ему удалось кончить. Он с облегчением вымыл его хорошенько. Головка сильно покраснела. "Ну, хоть он не стоит теперь". И он вернулся в комнату.
- Почему так долго ты был в туалете?
- Ну, я это... я еще там умывался... просто, - снова смутился Димка.
- Хорошо, садись, будем продолжать! Вот тебе следующая задачка по физике - попробуй ее решить!
Димка вздохнул с облегчением. Теперь он чувствовал себя гораздо лучше и быстренько справился с задачкой.
- Ты пока был в туалете, я тебе написала домашнее задание на завтра! Постарайся все сделать! Я заметила, что ты не все успел сделать! Почему?
- Да я там... я просто не знал, как правильно надо, - соврал он. Ему очень не хотелось ей рассказывать про порку во дворе, и что потом у него просто времени не было, а потом он просто уснул!
- Смотри, если на завтра опять будет такой результат, будем принимать меры!
- Не... не надо меры! Я все сделаю! - поспешил он ее заверить.
Затем последовала история.
- Дима, ты историю выучил?
Тут он снова заволновался.
- Ну, я это... учил... да...
На историю времени у него оставалось мало, и он только успел пробежаться быстренько по тем главам, которые ему задали.
- Хорошо, тогда выйди на середину комнаты и стоя смирно расскажи все, что ты знаешь о древнем Риме!
Он покраснел, медленно встал со стула, вышел на середину зала, прикрываясь ладошками и, запинаясь, начал рассказывать, судорожно пытаясь хоть что-то вспомнить о проклятом Риме!
- Я же сказала стоять смирно! - стукнула она ладонью по столу!
Он опустил руки по швам и выпрямил коленки. Отвечать уроки, стоя голым перед учительницей, по стойке "смирно" ему еще не доводилось. От волнения у него заплетался язык и, произнеся несколько фраз, он абсолютно не помнил, что нужно было сказать еще. Он был в отчаянье!
- Так, значит, историю ты не выучил, а географию?
Он всхлипнул и, жалобно глядя на нее, признался:
- Ну, я только разик прочитал... простите... Так много всего... Я... я не успел... простите... пожалуйста... Я доучу сегодня... честно...
- Дима, на завтра уже будет в два раза больше учить! Как же ты сможешь, если на сегодня даже не успел?
- Я... меня... это... наказали еще вчера... я не успел... простите... пожалуйста! Я все выучу, - жалобно глядя на нее, умолял он.
На часах кукушка пробила 10-00. Вдруг в дверях послышалось, как кто-то их открывает ключом! Зашла девушка лет 25, она уже была одета в халат экономки, прошла вдоль гостиной, поздоровалась и исчезла на кухне!
Димка вздрогнул и мигом прикрылся ладонями, выставив вперед коленку.
- Смирно стой, непослушный мальчишка! - крикнула учительница и ударила рукой по столу!
Он снова встал смирно. Он никак не ожидал, что экономка такая молодая. "Думал, опять тетка старая... А тут... Господи! Как же я перед ней буду голым-то ходить!"
- И поздоровайся с девушкой! Ты же будущий джентльмен!
Опустив голову, залившись краской стыда, он пробормотал:
- Зда...здравствуйте...
- Ты кому говоришь? Не видишь, она уже скрылась за дверью! Пойди к ней, извинись и поздоровайся!
Димка взмолился:
- Пожалуйста... не надо... я же голый совсем...
- Ты еще и непослушный к тому же! Не выводи меня из себя! Быстро пошел, извинился и поздоровался!!! А то, что ты голый и попа у тебя синяя, так пусть все видят и знают, что непослушные мальчики в этом доме наказываются поркой! Для этого тебе и не разрешают одеваться, чтобы все знали, что ты был выпорот и наказан! А чтобы ты был более послушным, сам покажи свою выпоротою попу ей и расскажи, за что тебя выпороли и почему ты до сих пор наказан!!! - крикнула она ему вслед.
С поникшей головой он поплелся к двери. "Господи! Вот стыдобища! Это еще похуже порки... Да еще проклятый член снова начал вставать!". Он вошел на кухню и, не поднимая головы, пробормотал, прикрываясь обеими ладошками:
- Здрасьте... простите, что... не поздоровался...
- Здравствуй, мальчик! - девушка разглядывала его с интересом. - Почему ты голый?
- Я... меня... это... наказали... вчера еще...
- Я как тебе сказала, а? - послышался голос сзади Димки, и он вздрогнул! Училка пошла за ним. Он всхлипнул.
- Меня... меня выпороли вчера, - промямлил он, - больно... ремнем...
- Покажи, как тебя выпороли, и расскажи, за что конкретно! И стой смирно и в глаза смотри!!!!
Дрожа от стыда, он повернулся попой к девушке.
- Я... я извозился, испачкался... наследил... не просил прощения... - бормотал он, не решаясь повернуться к ней со стоящим членом... С ужасом он видел, как все больше и больше хмурится Ольга Владимировна!
Подойдя к нему, она дала звонкую пощечину и сама развернула его лицом к девушке. Опустила его руки и больно шлепнула по попке рукой! Он подпрыгнул.
- Быстро говори! Иначе твой опекун узнает о твоем отвратительном поведении! И смотри в глаза! Попробуй только опустить голову, дрянной мальчишка!
Подняв на девушку застланные слезами глаза, он пробормотал:
- Я забрызгался, когда поливал лужайку... испачкался... наследил дома... не просил прощения... забрызгал машину... Меня выпороли... три раза... ремнем... и крапивой еще... и на коленях стоял... три часа...
Девушка оглядела его с головы до ног и усмехнулась.
- Возможно, быть послушным мальчиком тебе мешает излишняя возбудимость...
Он залился краской стыда, готовый провалиться на месте!
- Все, хватит тут прохлаждаться, у нас еще урок литературы! Ты что-то успел прочитать из заданного?
С литературой ему повезло! Тот стих, который она ему задала, он выучил еще в интернате.
- Ну, это... Есенин...
- Рассказывай!!!
Димка был уверен, что помнит этот стих, и начал рассказывать, запинаясь и переминаясь с ноги на ногу от волнения. Под конец он совсем запутался и всхлипнул от отчаянья.
- Понятно, стих тоже не выучил! Тогда бери хрестоматию, встань посередине комнаты, держи книжку двумя руками и читай с 205 страницы до 275! И читай вслух! Громко!
Он стоял посреди комнаты с книжкой в руке, с красной щекой, на дрожащих ногах и читал проклятый учебник. Голос дрожал. Он плохо понимал смысл прочитанного, переминался с ноги на ногу, и краснея от взглядов учительницы!
Стрелка часов подошла к 12, и учительница сказала, что на сегодня хватит. Она отпустила Димку, выдав дневник с заданиями и поставив оценки за проделанную домашнюю работу! А сама вошла в кабинет к опекуну.
Димка поплелся в свою комнату. Бросив учебники на пол, он упал на кровать на живот и немножко всплакнул. "Ничего, - успокаивал он себя, - я справлюсь. Это только пока трудно. А потом я перестану ошибаться и косячить. И наказаний не будет".
Через десять минут Димка опять услышал грозный голос хозяина! - Димка, ты где, оболтус?
Он поспешил вниз и нашел опекуна в гостиной, встал перед ним на колени, тяжело дыша от волнения.
- Ты почему прохлаждаешься? Я же тебе говорил вчера, что ты должен помогать экономке на кухне! Опять забыл?
- Я... я... только немножко... отдохнул... после уроков... - оправдывался он.
- Бегом на кухню и помогай все, что она тебе скажет!
Вздохнув, он поплелся на кухню. Войдя и встретившись взглядом с девушкой, он сразу опустил глаза и прикрылся спереди ладошками.
- Меня... я должен... помогать Вам...
- Я знаю, твой хозяин оставил мне здесь по поводу тебя записку. Тогда почисть картошку и все те овощи, что на столе!
Димка кивнул. Ему пришлось стоять лицом к столу и, повернувшись попой к ней, так чистить овощи. Чистить картошку он умел хорошо и быстро справился со своей задачей, в надежде, что его отпустят.
- А теперь нарежь вот это на салатик и потом помоешь всю посуду!
Он старался не поднимать головы. Он то и дело ловил на своем голом теле взгляды молодой девушки. Руки его были испачканы и заняты, и прикрываться он теперь не мог. "Блин, задом к ней стоять - она видит мою выпоротую попу, передом - вставший член, боком - все видит... А, плевать! Хорошо, что хоть вчера ее не было во время порки, а то бы услышала, как я ору, и увидела, как меня порют на четвереньках. Но все равно... Быть голым в присутствии троих взрослых, да еще с выпоротой попой и вставшим писюном - невыносимо стыдно! В интернате я даже босиком стеснялся ходить, а тут голым..." - думал Димка про себя и принялся за посуду.
- Ну, вот и все, спасибо за помощь, все сделано, я ухожу, закрой за мной дверь!
Димка облегченно вздохнул и пошел за ней к двери. У двери девушка обернулась и посмотрела на мальчика.
- Мне нравится твоя попка! Жаль, я не видела, как тебя наказывают!
Она усмехнулась и вышла. Красный от стыда, он закрыл дверь и поплелся к себе в комнату. "Надо хоть уроки поделать. Столько поназадавала!"


Источник: https://ficbook.net/readfic/2494719/6733897


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Vote: Почему взрослые парни покорно снимают штаны и ложатся для Деятельность связанная с лесом

Связать выпоротый парень Связать выпоротый парень Связать выпоротый парень Связать выпоротый парень Связать выпоротый парень Связать выпоротый парень Связать выпоротый парень Связать выпоротый парень

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ